главная


символы России
гимн России
флаг России
герб России


гордость России
люди России

Русь славянская
семья традиции растения

обсудить на форуме

Умение русских использовать для передвижения дороги, которые мы из-за их ужасного состояния не можем использовать

Единственная Сила, питающая энергией страну, это Сила русского народа

Кто Господу ближе, раб или внук? И кому больше прощается?

Родина, это такое место, куда ты всегда можешь вернуться, и где тебе будут рады...

печать каталогов, каталоги изготовление

Коле Сиротинину выпало в 19 лет оспорить поговорку «Один в поле не воин». Однако он не стал легендой Великой Отечественной, как Александр Матросов или Николай Гастелло.

Летом 1941 года к белорусскому городу Кричеву прорывалась 4-я танковая дивизия Хайнца Гудериана, одного из самых талантливых немецких генералов-танкистов. Части 13-й советской армии отступали. Не отступал только наводчик Коля Сиротинин - совсем мальчишка, невысокий, тихий, щупленький.
Если верить очерку в орловском сборнике «Доброе имя», нужно было прикрыть отход войск. «Здесь останутся два человека с пушкой», - сказал командир батареи. Николай вызвался добровольцем. Вторым остался сам командир, мл.л-нт Евдокимов Василий Васильевич.
Утром 17 июля на шоссе показалась колонна немецких танков.
- Коля занял позицию на холме прямо на колхозном поле. Пушка тонула в высокой ржи, зато ему хорошо видны были шоссе и мост через речушку Добрость, - рассказывает Наталья Морозова, директор Кричевского краеведческого музея.
Когда головной танк вышел на мост, Коля первым же выстрелом подбил его. Вторым снарядом поджег бронетранспортер, замыкавший колонну.
Здесь надо остановиться. Потому что не совсем ясно до сих пор, почему Коля остался в поле один. Но версии есть. У него, видимо, как раз и была задача - создать на мосту «пробку», подбив головную машину гитлеровцев. Лейтенант находился у моста и корректировал огонь, а потом, видимо, вызвал на затор из немецких танков огонь другой нашей артиллерии. Из-за реки. Достоверно известно, что лейтенанта ранили и потом он ушел в сторону наших позиций. Есть предположение, что и Коля должен был отойти к своим, выполнив задачу. Но... у него было 60 снарядов. И он остался!
Два танка попытались стащить головной танк с моста, но тоже были подбиты. Бронированная машина попыталась преодолеть речку Добрость не по мосту. Но увязла в болотистом береге, где и ее нашел очередной снаряд. Коля стрелял и стрелял, вышибая танк за танком...
Танки Гудериана уперлись в Колю Сиротинина, как в Брестскую крепость. Уже горели 11 танков и 6 бронетранспортеров! То, что больше половины из них сжег один Сиротинин, - точно (какие-то достала и артиллерия из-за реки). Почти два часа этого странного боя немцы не могли понять, где окопалась русская батарея. А когда вышли на Колину позицию, у того осталось всего три снаряда. Предлагали сдаться. Коля ответил пальбой по ним из карабина.
Этот, последний, бой был недолгим...

«Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»


Эти слова обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Хенфельд записал в дневнике: «17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости... Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»
- Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей, - вспоминает Вержбицкая. - Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину - фатерлянд. Потом из кармана гимнастерки нашего убитого солдата достали медальон с запиской, кто да откуда. Главный немец сказал мне: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Я побоялась это сделать... Тогда стоявший в могиле и накрывавший советской плащ-палаткой тело Сиротинина немецкий молодой офицер вырвал у меня бумажку и медальон и что-то грубо сказал.
Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания.

Сегодня в селе Сокольничи могилы, в которой немцы похоронили Колю, нет. Через три года после войны останки Коли перенесли в братскую могилу, поле распахали и засеяли, пушку сдали в утильсырье. Да и героем его назвали лишь через 19 лет после подвига. Причем даже не Героем Советского Союза - он посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.
Лишь в 1960 году сотрудники Центрального архива Советской армии разведали все подробности подвига. Памятник герою тоже поставили, но нескладный, с фальшивой пушкой и просто где-то в стороне.

Историк-краевед М. Ф. Мельников решил разгадать эту загадку. Поиск длился несколько лет и увенчался успехом.
17 июля 1941 года под давлением 24-го танкового корпуса немцев на Кричев медленно отступали обескровленные в беспрерывных боях части 45-го стрелкового корпуса и 137-й дивизии. Для прикрытия их отхода неподалеку от деревни Сокольничи, у небольшой заболоченной речушки Добрость, была оставлена рота пехотинцев. Бойцам обещалась артиллерийская поддержка. Но артиллерийских орудий они нигде не видели. И совсем уж приуныли, когда на шоссе показалась грохочущая колонна фашистских танков и автомашин. Ведь у красноармейцев имелись только винтовки и противопехотные гранаты. И вдруг первым же снарядом замаскировавшегося в придорожных кустах орудия на мосту был подбит передовой немецкий танк. Затем загорелись замыкающие колонну автомашины и бронетранспортеры. На шоссе образовалась пробка. Танки и автомашины, налетая друг на друга, поворачивали в стороны, утопали в болоте. А уничтожающий огонь продолжался.
— Мы ликовали,— вспоминал свидетель того боя политрук роты Е. Шемякин, прикрывавшей отход наших частей,— уж очень жарко горели танки и автомашины фашистов! Молодцы артиллеристы, не подвели! Мы искренне думали, что по гитлеровским воякам ведет огонь не меньше батареи полного состава. Только через несколько дней в полку заговорили, что под Кричевом с танками противника вел бой лишь один артиллерист.
Действительно, бой с танками немцев вел один наводчик 76-миллиметрового орудия из 409-го стрелкового полка 137-й дивизии двадцатилетний старший сержант Н. В. Сиротинин, посмертно награжденный за этот подвиг орденом Отечественной войны I степени.
На обелиске высечены слова: «Здесь на рассвете 17 июля 1941 года вступил в единоборство с колонной фашистских танков и в двухчасовом бою отбил все атаки врага старший сержант, артиллерист Н. В. Сиротинин, отдавший свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины. 1921 —1941 гг.»